Участник АТО: угроза отправки на фронт – это миф российской пропаганды

«Страх людей перед войной, угроза быть призванным на фронт – это миф, созданный российской пропагандой. Большой нужды в этих людях в украинской армии нет», – подчеркнул в интервью Rus.Postimees социальный психолог с опытом работы в зоне АТО Олег Покальчук, посетивший в Пайде фестиваль мнений.

Накануне в рамках фестиваля состоялась дискуссия  на тему: «Как и чем Европа может способствовать реальным изменениям на востоке Украины?». Организатор обсуждения и телемоста с Краматорском – Международный Центром обороны и безопасности – пригласил в Пайде послушать дебаты украинскую делегацию из 20 человек. Rus.Postimees побеседовал с некоторыми из гостей.

Участник АТО Олег Покальчук описал текущую ситуацию так: «Если слоган западных армий звучит как “ready for peace” («готовимся к миру» – прим.ред.), то мы находимся в ситуации “ready for war”(«готовимся к войне» – прим.ред.). Это реальность. Гражданское общество переживает, участвует в происхоядщем… воюет со своей страной».

«Однако, для части общества всего этого не существует, – продолжил Покальчук. – В большой стране такое возможно. Мне нравится употреблять в данном случае старое греческое слово «идиот», означающее человека без гражданства, имевшего все права за исключением возможности голосовать. Теперь это слово трасформировалось и приобрело значение статуса. Идиотов в Украине очень много».

«Страх людей перед войной, угроза быть призванным на фронт – это миф, созданный российской пропагандой. Большой нужды в этих людях в армии нет. Это вам не Советский Союз, где в армию призывают всех подряд, и не тот случай, когда потенциальный дизертир кому-то нужен», – отметил участник АТО, пояснив: «Путь реформирования украинской армии идет по стандартам качества – изменения структуры, а не количественного роста. Количество живой силы сегодня играет второстепенную роль. На данный момент в вооруженных силах Украины задействовано около 180 000 человек».

По оценке Покальчука, ситуация к настоящему времени стабилизировалась: «Больше нет такого драматизма и непредсказуемости, как в 2014 году. Согласно международной классификации, это конфликт “низкой интенсивности”, хотя мы и имеем 10 000 жертв, включая гражданское население».

Стабильность, по его словам, выражается в фиксации линии разграничения: «Фронт остановился, хотя и существуют постоянные ежедневные обстрелы. Ежедневно 1-2 человека гибнут от обстрелов, и это уже стало обыденностью. Спорадические вылазки, попытки прорывов диверсионных групп – это наши будни, далекие от голливудских картинок».

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *